Главная
Новости
СМИ о нас
«Многое зависело от меня, потому что мне они доверяли»: как прошли показы эскизы школы «Инклюзион»
«Многое зависело от меня, потому что мне они доверяли»: как прошли показы эскизы школы «Инклюзион»
30 Марта 2018
В школе «Инклюзион» занимаются люди с ограниченными возможностями. В середине марта в один день зрителям представили три эскиза - по дневникам детей-блокадников, по стихотворению Тукая в переводе на челканский и по историям самих участников. Как минимум один из них превратится в полноценный спектакль.
1

«ГОЛОДГРАД»

Эскиз по дневниковым записям детей блокадного Ленинграда. Здесь играют на гитаре и скрипке, кутаются в шали и тулупы, считают хлеб, радуются прибавке нормы, а в конце показывают, как в 2018 году дети едят крошки с земли, потому что Вторая мировая все еще не закончилась.
Амина Миндиярова, режиссер:
«Изначально мы хотели сделать комедию на татарском языке, но потом выяснилось, что на нем из команды говорят нормально только два человека. Потом я нашла уникальную «Детскую книгу войны», которую составили и выпустили журналисты «АиФ», и поняла, что это то, что надо: с дневниковыми записями удобно работать, можно что-то добавить от себя, что-то убрать. У нас было 16 дневников, из них я выбрала фрагменты по темам. Все писали, к примеру, про 25 декабря 1941-го, когда прибавили норму хлеба, про Новый год, когда кто-то накопил этого хлеба, а кто-то остался голодным. Несколько дневников пересекаются по конкретным событиям, хотя ребята друг друга не знали. Многих мучила совесть, что они переживают о том, что они хотят кушать, что им ничего не интересно, что они воруют хлеб у близких — поэтому они писали все это в дневник.
Ребята ответственно подошли к делу. С инклюзивными актёрами было любопытно работать: они ничего не стеснялись, даже если у них что-то не получалось, они продолжали идти вперёд. Многое зависело от меня, потому что мне они доверяли.
В процессе работы над эскизом команда прекрасно сработалась: пусть и не сразу, но мы нашли друг к другу подход. Да, в самом начале я могла сказать что-то вроде «смотри сюда», забывая, что в команде есть слабовидящие ребята, но в такие моменты никто не обижался, а, наоборот, даже шутили. Рабочий спрос был одинаково строг со всех — в этом плане никому не делалось поблажек».

«АЛЛЮКИ» («Милли моңнар»)

Эскиз по стихотворению Габдуллы Тукая - начало большого проекта. Текст переведен на умирающие языки, типа тофаларского и долганского. Для показа в «Смене» был выбран челканский, это одно из наречий североалтайского языка. В Алтае на нем говорит около 300 человек, общее число - менее 2000. В некотором смысле это продолжение спектакля «Әлиф» по тексту «Туган тел»», написанному арабской графикой и протанцованному Нурбэком Батуллой. В «Аллюки» стихотворение дробится на фонемы, слова, строчки, проговаривается языком жестов, превращается в монологи и диалоги. При этом все действо синхронизировано с пением хора.

Туфан Имамутдинов, режиссер:

Я думал, как тема малых народов будет близка глухонемым ребятам. Я сам увлечен этим вопросом около года, мы в ТЮЗе с актерами связались с этими народами, искали их, это было непросто, ведь, скажем, тафаларов - всего около 20 человек. И этим людям было очень важно, что кто-то о них знает, кто-то хочет их язык оставить хотя бы в такой форме в памяти. Период поисков длился два с половиной месяца, актеры прилагали большие усилия... Нам показалось, что исчезновение языков, культур, обычаев малых народов Севера и Алтая будет интересна и глухонемым.

Почему Тукай? Татарский язык - тоже в списке исчезающих. Красота его - тоже пропадает.

С хором мы провели всего две репетиции, нам удалось добиться синхронизации благодаря проработанной структуре. Каждый вносил что-то свое - наш хореограф Марсель Ибрагимов, руководитель хора музыкального колледжа Дина Венедиктова, композитор Эльмир Низамов. Мы попытались передать красоту языка через буквы, фразы, реплики. Здесь много поэзии, а ее каждый понимает по-своему, здесь есть и сюжетное восприятие, и эмоциональный слой, и третий слой, связанный с другими энергиями. Словом, здесь и Станиславский, и Брехт, и Брук.

«TRUE СТОРИС»

Эскиз по текстам участников. Не все из них говорят свои авторские заготовки, но - вполне понятные вещи. О первой детсадовской любви, о первых самостоятельных шагах, о том, как вместо сольфеджио кто-то пошел кататься с горки. Или как колясочник и парень с ДЦП бесплатно попали на концерт Кипелова.

Регина Саттарова, режиссер:

С ребятами мы занимались с сентября, и начиная с тех дней я просила их писать тексты, при этом не давала им направления, про что. Не о детстве, скажем, или любви, а о том, что их трогает. Моей целью было - сформировать актерский ансамбль, так что я давала тренинги... Вообще, каждая репетиция не была похожа на другую. Когда мы вышли на финальный этап, обозначили точки, про которые хотим рассказать, у каждого было по шесть-семь историй, из них я собрала текст спектакля, мы начали работать с каждым индивидуально, потому что у каждого здесь есть момент высказывания. Хочется продолжать. Кстати, мы думали даже снять фильм!

Текст: Радиф Кашапов

Фото: Юлия Калинина

Организаторами казанской инклюзивной театральной школы «ИНКЛЮЗИОН», созданной фондом поддержки слепоглухих «Со-единение» при поддержке фонда Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт», стали Фонд поддержки современного искусства «Живой город» и творческая лаборатория «Угол».

© Благотворительный фонд «Фонд поддержки слепоглухих «Со-единение»
E-mail*
Предоставляя свои персональные данные, выражаю свое согласие на их обработку, а также подтверждаю ознакомление с условиями
Политики БФ "Фонд поддержки слепоглухих" в области обработки и обеспечения безопасности персональных данных
Спасибо за интерес к нашим событиям!
На указанный вами e-mail отправлена ссылка для подтверждения
Спасибо.
Ваша заявка принята.