Евгений Сошкин

О практике

1/3

кто давно занимается внутренними единоборствами

больше известными как тайцзицюань или просто тайцзи

(по названию самого распространенного из них)

и сопутствующей психофизической работой

короче говоря

кто давно занимается практикой

наверное согласится с тем

что различия между единоборствами

со всеми их стилями на которые они разветвляются

все же второстепенны по отношению к тому что у них есть общего


это общее

помеченное маркировкой «внутренние»

коренится в целостном образе природы человека:

скелетно-мышечной механики

нервных рефлексов

ментальных реакций


практике свойственно наполнять

и со временем превращать в саму себя

любые ваши дела

любые состояния


на каком-то этапе она перестает быть формой активности

от нее уже нельзя отказаться


переставая думать о ней

вы не перестаете практиковать


ваша жизнь это и есть она


кто забросил практику (в собственном смысле)

чувствует ее нехватку совершенно отчетливо

как чувствуют недосып или раздражение


часть практикующих

уделяют больше внимания цигуну

или медитации

но той своей стороной о которой пойдет речь

практика начинается именно с внутренних единоборств


к чему я веду?


если вы создаете литературные тексты

а в них, случается, делитесь личными впечатлениями

если при этом вы человек практикующий

однажды у вас явится потребность рассказать о практике


для меня такой момент настал уже давно

но я всё медлил

смущенный мыслью что мой текст

вероятно будет производить впечатление ангажированного


и еще той мыслью

что сколько бы мы ни пытались загнать практику в строгие понятийные рамки

и отделить от того что не является ею

снаружи всегда останется что-то неучтенное

вполне способное претендовать на центральное положение

а то что мы поставили в самом центре

при известных условиях может обернуться фантомом

симуляцией практики


но вот я пишу для проекта посвященного слепоглухим людям

и это пожалуй дает мне право адресоваться

в первую очередь к ним

к тем

кто большей частью

в отличие от большей части других людей

не потому не практикуют

что не задумываются над такой возможностью

не хотят

слишком заняты

шарахаются от китайской экзотики

а потому что они

как я предполагаю

не считают

или сомневаются что могут считать единоборства

доступным для себя занятием


я попытаюсь их переубедить


попытаюсь не для того

чтобы слепоглухие читатели непременно обратились к практике

но чтобы они узнали о такой возможности

и соответственно о возможности сказать себе

что не хотят

что слишком заняты

что им чуждо всё китайское

что

наконец

я понятия не имею

каких усилий

скольких людей

будет стоить практика одного слепоглухого человека


2/3

источник величайшей социальной дискриминированности

слепоглухота

для практики представляет лишь техническую преграду


более прямое касательство имеют к существу практики

причиняемые слепоглухотой нарушения координации движений

чувства равновесия


я мог бы сказать что практика поможет их исправить

как помогает людям с другими видами инвалидности

в том числе и мне

(из-за ожогов полученных в юности на заводе

у меня деформированы обе ступни)


справедливости ради следовало бы только прибавить

что эта польза от практики

лишь одно из ее бессчетных естественных следствий

и в то же время легко может статься

что какой-нибудь специальный комплекс упражнений

в специальном же смысле более действенен


но сейчас разговор не о том что практиковать стóит

и не о том почему стоит практиковать

а о том что слепоглухие люди практиковать могут


мало того

для самóй практики полезны ограничения:

не позволяя компенсировать ошибки за счет скорости

гибкости

природной силы

то есть факторов человеческого неравенства

они помогают совершенствовать то что не имеет предела:

точность


парная работа

которой как правило отдается меньше времени чем одиночной

тем не менее составляет сущностное ядро всей практики в целом


находясь в непрерывном тактильном контакте с партнером

вы учитесь распознавать его намерения

нейтрализовать его силу

вызывать с его стороны импульсивные реакции

перехватывать их

получая контроль над его телом


зрение и слух не участвуют в этих процессах

почему и говорят «видеть», «слышать»

о невидимом и неслышимом

о том что происходит внутри чужого тела

а вы всем телом «видите» это и «слышите»


внутренним зрением вы видите и собственное ваше тело

слышите струение силы

направляющей все его трансформации


в более широком плане

практика воссоединяет всё разлученное

стягивает всё диссоциированное

через нее вы подключаетесь

к сложно переплетенным «проводам» каузальных связей

которые тянутся от потенциальных причин к потенциальным следствиям

от еще не съеденной еды к еще не сделанной работе

от неявившихся мыслей к непринятым решениям


вместо того чтобы выполнять приказы ума

ваше тело учится жить своим умом

не смешивая свои потребности с вашими фантазиями

не калеча себя

предупреждая столкновения с другими телами

щадя предметы


а вы переносите навыки тела

на области лежащие за пределами осязаемости:

умственную работу

психическую деятельность


первейший из этих навыков —

не мешать безотчетным образом себе самим


похоже я все-таки сбился на агитацию

виноват


3/3


Макс Нордау

третируя передовое искусство своего времени

как вырожденческое

в доказательство приводил характерные синестетические метафоры

то есть

по тогдашней моде увязывать между собой одаренность и патологию

мыслил поэтов-модернистов как тех с кого началась

деградация человеческого рода к низшим ступеням эволюции

простейшим организмам

с одной нерасщепленной функцией восприятия


Осип Мандельштам

как не мной подмечено

переосмыслил аргумент Нордау в позитивном ключе

построив на нем фантастический сюжет о сознательной инволюции человека

цель которой

как можно предположить —

эволюция примитивных биологических видов

ставших жертвами естественноисторической несправедливости


с юности увлеченный идеями неоламаркизма

Мандельштам понимал эволюцию в духе Анри Бергсона

как серию наследуемых творческих прорывов

совершённых одиночками


соответственно и на роль подвижников-инволюционеров

идеально подходили вырожденцы Нордау

поэты-модернисты

самые творческие люди


воспользовавшись тем фактом

что вследствие напряженной работы с микроскопом Ламарк ослеп

Мандельштам вообразил его спускающимся

по им же самим в свое время начертанной эволюционной лестнице

и по мере спуска теряющим теплокровность

зрение

слух

как бы в пользу обделенных этими функциями организмов

как если бы они двигались снизу вверх

по встречной ленте подземного эскалатора


как Данте предводительствуемый Вергилием

на дно биологического ада спустился вслед за Ламарком и Осип Эмильевич Мандельштам


так же как в космологии Данте

выход из ада в представлении Мандельштама

расположен в самой глубокой и страшной точке:

спускающихся по лестнице ждет внизу растительное бытие

затем обретение кровеносной системы

а там — и способности отличающей как считал Бергсон

человека от прочих существ:

быть смешным


поэт сомневался что возвратный путь возможен

что мать природа не отказала в нем своим детям

отказавшись от них


но вместе с тем

превращаясь в беспозвоночное

покидая в конце концов животное царство

человек

по Мандельштаму

не теряет себя


напротив

самоотдача без остатка

почти без надежды

это и есть назначение человека-поэта

борца за вселенскую справедливость


в наши дни

последние дни ламантинов слонов китов альбатросов медведей пчел тигров

когда обезьяны дикие кабаны леопарды освоились в городах

которыми стал их лес

и пошли в реальном времени против своих инстинктов

видел бы это Ламарк

в наши дни утопический проект Мандельштама

получает новый пронзительный смысл


спуститься на одну-две ступени по лестнице Ламарка

вот ежеутренняя и ежевечерняя процедура

необходимая для поддержания человеческого статуса


незримая

бесшумная

но осязаемая среда

через которую пролегает этот путь

зовется практикой


21 марта 2021 г.

Об авторе


Евгений Сошкин — поэт, филолог. Родился в 1974 году в Харькове. С 1990 г. — в Израиле. В 2014 году защитил диссертацию об Осипе Мандельштаме в Еврейском университете в Иерусалиме. Автор стихотворных книг «Лето сурка» (2011), «Нищенка в Дели» (готовится к печати), монографий «Гипограмматика: Книга о Мандельштаме» (2015), Bottlenecks: Hypotextual Levels of Meaning in Russian Literary Tradition (2020), статей по истории, поэтике и теории литературы. Один из редакторов журнала «Солнечное сплетение» (1998–2004), научных сборников «Империя N: Набоков и наследники» (2006), «Генделев: Стихи. Проза. Поэтика. Текстология» (2017) и др. изданий. Публиковался в журналах и альманахах «Волга», «Временник пушкинской комиссии», «Двоеточие», «Звезда», «Зеркало», «Литературный факт», «Новое литературное обозрение», «Носорог», «Парадигма», Philologica, TextOnly, Wiener Slawistischer Almanach, «XVIII век» и др. Живёт в Модиине (Израиль).